среда, 10 июля 2013 г.

«Бен Х». Сначала кто-то должен умереть




«Чтобы что-нибудь произошло, сначала кто-то должен умереть. Иначе жизнь так и будет идти дальше, как будто всё в порядке. И вот тогда все вдруг очнутся, но будет уже слишком поздно». Так говорит мать Бена, вспоминая о том, что случилось. Бен – это герой фильма «Бен Х» режиссёра Ника Бальтазара. На эту работу, которой предшествовал роман «Ничего – это всё, что он говорил», Ника Бальтазара вдохновила трагическая история мальчика-аутиста.  Раскрывать слишком много подробностей о фильме я здесь не буду – не хочу, чтобы при дальнейшем просмотре фильм потерял остроту и яркость. И я не удивлюсь, если вам захочется пересмотреть эту ленту. Она наводит на размышления о том, как наше общество относится к тем, кто отличается от некоего «среднестатистического» стандарта. Как, вместо того, чтобы помогать, губит их.

Да и как помочь, если всё, что может сделать общество – приклеить ярлык и выписать антидепрессанты? «Они придумали теорию насчет моей личности, насчет моего характера, но ведь они даже не знают меня», - так говорит Бен. Доктор, который «разгадал» его личность, с извиняющейся улыбкой заявляет о том, что он понял – в чём дело. Синдром Аспергера. Одна из форм аутизма. Он называет Бена бомбой с часовым механизмом. 

В обычном мире Бен до предела замкнут. Он не смотрит на людей, которые разговаривают с ним. Он заставляет себя улыбаться, удивляясь – зачем улыбаться, если не смешно. Он всюду носит с собой камеру, снимая людей и пытаясь перенять их манеры поведения, пытаясь понять их. Для него окружающий мир, тот обычный реальный мир, в котором он живёт некоторую часть дня, слишком сложен. Он пытается понять этот мир и научиться жить по его правилам, улыбаться людям. Он пытается найти своё место среди них. Он – один против целого мира. А мир, другие люди – не пытаются его понять. Они оценивают его через свои представления, видят в нём чудака, придурка, который «не понимает шуток». «Лучшие друзья» устраивают ему довольно злые шутки. Будь он таким же, как они, это и вправду могло бы быть весело, но он – не такой.


Одна из частей его жизни – онлайн-игра. В фильме, кстати, невероятно удачно использованы сцены из игры. В игре Бен добился огромных успехов. «Я уже достиг 80-го уровня. Если не понимаете, что это значит – это высоко. Это значит – ты силен и уважаем в своём мире», - так говорит о себе Бен. Внушительно звучит перечень его достижений, взятых городов, пройденных пустынь и болот. Иногда компьютерные игры винят в том, что они «сводят детей с ума». Ничего подобного.

Пристрастие ребенка к игре – это показатель его внутренних состояний. В игре он находит то, чего не может найти в реальном мире, некий заменитель реальной жизни. Опасность подобных состояний заключается в том, что ребенок, увлеченный игрой, может спроецировать правила игрового мира на реальность. В игре убийство одним героем другого ведет лишь к потере очков или к незначительной задержке в прохождении игры. В реальности же так не бывает. Убийство или смерть – это не один из этапов развития персонажа. Это конец, но вовсе не «конец игры», о котором рассуждал герой фильма, обдумывая самоубийство. Это – непоправимо и безвозвратно. Жизнь, всё же, это не игра.

Некоторым людям комфортнее в игровой среде, нежели в реальном мире. «В играх можно быть кем и чем угодно», - говорит Бен. Почему? Да просто потому, что «реальный мир» их не понимает и не пытается понять. Клеит ярлыки вроде «синдрома Аспергера» и на том успокаивается.

А ведь Бен – далеко не дурак. Он отлично учится, только отношения с окружающими выстраивает с огромным трудом. В игре он «силён и уважаем», а в реальности даже не может заговорить с девушкой, которая приехала на встречу с ним. С той, с которой он провёл целую вечность в игровом мире.

Давление окружающего мира на него превышает все разумные пределы, «лучшие друзья» изводят его издевательствами, выкладывают в интернет видео, «Марсианский стриптиз», которое постепенно «добивает» его. Тогда у Бена появляется план. Что интересно, сам факт очередной «дружеской шутки» подействовал на него слабее, чем видеозапись этого постыдного, для «шутников» действа, выложенная в интернете. Видео для него понятнее, ярче воспринимается, нежели события реального мира.

Его отец говорит о том, что он как-то спрашивал, сколько нужно человеку причин, чтобы совершить самоубийство. Бен хотел знать, хватает ли ему. Что это будет? Прыжок под поезд? Осколок разбитого зеркала? Или особый план, «достойный» человека, который достиг «80-го уровня». Мы жалеем Бена, которого не понимают окружающие, но что, если он поведет себя в жизни так же, как в игре? В игре нет запретов, умирая, ты каждый раз восстаёшь из пепла. Убийство противника – обычное дело, после которого он снова готов к бою. В жизни так не бывает. Но сможет ли Бен провести чёткую грань между жизнью и виртуальной реальностью? Сейчас мы жалеем Бена, как человека, не понятого обществом, но не придётся ли нам жалеть общество, если осуществится его «план»?

Он до последнего пытается выжить в этом мире, хотя многое здесь ему не нравится. Например, шум. У него есть оружие против шума. «Это тоже шум, но он лучше», - так говорит он о наушниках, которые, как только он ступит за порог своего дома, отгораживают его от уличного гвалта. «Друзья», правда, при любой возможности лишают его «защитного шума» лишь для того, чтобы поорать ему в уши. «Глухой Бен», так его называют. Он удивляется тому, что ему постоянно приходится слышать это о себе. Его родители довольно рано заподозрили, что у него что-то не так со слухом. В итоге обследования оказалось, что он прекрасно слышит – просто не слушает. А, может быть, с раннего детства ему приходилось слышать что-то такое, чего лучше не слышать? Например, то, как родители взаимно обмениваются криками над колыбелью ребенка. «Он ничего не понимает», - обычно думают в таких случаях. Но он, в любом случае, это прекрасно слышит. И эти крики, пусть непонятные младенцу, больно ранят его чувствительный слух. Настолько больно, что, повзрослев, он предпочитает не слушать, предпочитает глушить себя музыкой – лишь бы не слышать звуков окружающего мира. Враждебного мира, не понимающего его и не пытающегося понять.

Для меня этот фильм стал прекрасной иллюстрацией двух вещей. Во-первых, Бен – яркий пример загнанного в себя обладателя звукового вектора. Режиссёр с удивительной точностью подметил массу особенностей, которые соответствуют людям, в структуре личности которых есть звуковой вектор. Во-вторых, эта кинолента отлично показывает текущую ситуацию в обществе, ситуацию глобального непонимания и нежелания по-настоящему понимать других людей. Для кого-то это не такая уж большая проблема, она не дотягивает до одной из причин для самоубийства, о которых размышлял герой фильма. Она выражается в более мягких (хотя порой не менее трагичных, чем самоубийство) формах. Неудачи в личной жизни, невозможность найти работу по душе – вот только пара следствий непонимания. 


Что довело Бена до состояния, когда мысль о самоубийстве показалась ему наилучшим «end game», концом игры? Можно подумать, что издевательства сверстников. Отчасти – да, но это – лишь следствие гораздо более глубокой проблемы – всё того же глобального непонимания. Одних это делает несчастными. Других убивает. Третьих, таких как печально известных Брейвика или Виноградова, толкает к массовым убийствам.

Как мы, без дополнительных усилий к пониманию других людей, видим их? Исключительно через себя. Мы даже не задумываемся о том, что другие люди вполне могут воспринимать какие-то вещи и явления иначе, чем мы. Если в нашем окружении находятся люди, которые видят всё так же, как и мы – мы считаем их порядочными, мы считаем, что нашли подтверждение того, что наш взгляд на мир верен, так как «другие порядочные люди тоже так думают». А когда встречаем людей, которые воспринимают мир иначе – то, что для такого человека норма, мы считаем то непорядочностью, то придурью, то еще неизвестно чем.

Но если взглянуть на проблемы обладателей звукового вектора, то окажется, что здесь всё не так-то просто. Легче назвать звуковиков придурками, которые совсем ополоумели от компьютерных игр, накачать антидепрессантами, повесить ярлык аутизма и сделать вид, что всё хорошо. «И вот тогда все вдруг очнутся, но будет уже слишком поздно».

Врождённые желания обладателей звукового вектора находятся за пределами материального. От природы им задана потребность в познании мира и человека. Когда человек хотя бы на миллиметр продвигается в том, желание к чему заложено в нём от природы, он получает хорошие состояния. Хорошее настроение, желание общаться с другими людьми, желание жить, чувствует себя нужным. В примере с дружбой и деньгами это очень просто увидеть. А вот если человек не удовлетворяет свои подсознательные желания, поступает не так, как требует его внутреннее устройство, его удел – состояния плохие. В вышеприведенном примере это, например, чувство вины у обладателя анального вектора, который «предал друга».

Природа наказывает обладателей звукового вектора депрессией. От природы этим людям задан мощный абстрактный интеллект. Он нужен им, например, для того, чтобы заниматься чем-то вроде теоретической физики, математики, для того, чтобы писать стихи, программировать, изобретать философские идеи, призванные объяснить устройство мира и человека. В теле звуковой вектор выражается особенно чувствительным слухом. Этот слух очень легко ранить – нездоровая звуковая обстановка в доме (крики родителей, например), вредит развитию звуковика. Любое развитие – это касается всех векторов – направлено наружу. Недостаток развития приводит к тому, что человек оказывается замкнутым на себе. У звуковиков эта замкнутость на себе видна особенно ярко – вплоть до полного отказа от восприятия реальности, до тяжёлых форм аутизма. «Он слышит, он просто не слушает», - примерно так врач заявляет родителям Бена после обследования.

Маленький звуковик, спокойный и тихий ребенок, получает наилучшие условия для развития, если у него есть возможность пребывать в тишине. Не нужно, конечно же, запирать его в звуконепроницаемый чулан, но у него должно быть тихое место, где он может подумать о чём-то своём. У такого ребенка достаточно тем для размышлений –  эти дети очень рано начинают читать, любят фантастику, научно-популярную литературу. Эти размышления, когда звуковик, фактически, вслушивается в тишину, развивают его мозг. Наразмышлявшись вволю (при условии, что его не будут «дёргать», пытаясь расшевелить, не будут кричать на него в духе «Все дети как дети, а ты всё сидишь и непонятно чем занимаешься»), он вполне может, скажем, побегать с другими детьми во дворе. Природа наградит его хорошим настроением после того, как он выполнит что-то, чего требуют его внутренние желания.  Но если нарушить его внутреннее сосредоточение, грубо говоря, «дать по ушам» – это помешает ему развиваться, настроение у него будет – хуже некуда. Если такое происходит постоянно – он будет замыкаться в себе. Очень хорошо сказал об этом герой фильма, о котором мы говорим: «И они говорили: «Живи свободно», но они меня не отпускали». Депрессия, если судить по сводкам новостей, молодеет. Проблема детского суицида постоянно заявляет о себе. ВОЗ считает депрессию основной причиной инвалидности в мире. Всё это – признаки глобальных страданий звуковиков. Их подсознательные желания неизвестны даже им самим. Им чего-то хочется, но телесными удовольствиями не заглушить эту жажду. Неудовлетворённые желания загоняют их в депрессию, они ищут выход, часто приходят к наркотикам (в фильме, кстати, есть и этот момент, когда «добрые друзья» героя пытаются «подсадить» его на наркотики), и, как к последнему средству, прибегают к самоубийству. Пытаются избавиться от страданий, не задумываясь о том, что самоубийство – это полное самоуничтожение, а не шаг в новую бестелесную жизнь, в которой нет страданий.

Когда звуковик смог развить свои врождённые способности в детстве, повзрослев, он получает в своё распоряжение прочную основу для дальнейшей реализации, для неких практических действий, которые направлены на удовлетворение его глубинных желаний. Через науку, искусство, через самопознание эти люди удовлетворяют свою потребность в познании сущности мира и человека. Если же с детства звуковика «загнали» в себя, не дали развиться, он не сможет реализовать себя во взрослом возрасте. Работа ума, для которой природа наделила его всем необходимым, это очень тяжело, и способность, привычка к такой работе, должна развиться в человеке с детства. Конечно, и у взрослых обладателей звукового вектора есть реальная возможность поправить своё состояние, выйти из депрессии – через системное осознание своих особенностей. Это подтверждает и системно векторная психология отзывы о результатах тех людей, которые применяют системное знание для решения проблем, которым, как казалось, решения нет.

Но если всё необходимое заложено в человеке с детства – ему не придётся искать выхода из плохих состояний. Он попросту сможет наслаждаться жизнью, чувствовать себя нужным, чувствовать себя кем-то в этом мире.

Фильм, о котором мы говорим, не случайно называется «Бен Х». Известно, что название фильма – это leet-версия фразы (особый стиль сокращения слов)  «(ik) ben niks» на нидерландском языке, которая означает «(я) ничто». Ощущение отсутствия понимания смысла существования убивает звуковиков. Жизнь каждого человека в этом мире – это огромная ценность. Каждый может принести миру много хорошего, и очень грустно то, что современное общество, просто потому что не понимает звуковиков, глобально загоняет их в кандалы депрессии, толкает на самоубийства, клеит на них ярлыки аутистов и травит антидепрессантами… Эти люди могут принести миру очень много хорошего, продвинуть науку и искусство, продвинуть понимание человечеством себя и мира на новый уровень. Всё, что нам нужно – это понимать каждого человека, давать каждому возможность развивать свои внутренние особенности и давать возможность приносить пользу миру и самому быть счастливым.

Я думаю, это замечательно, что такие фильмы как «Бен Х» выходят в прокат. Проблемы, которые они поднимают, слишком важны для того, чтобы о них молчать. Кроме того, я уверен в том, что системный подход к проблемам аутизма, депрессии, суицида позволит решить эти проблемы. Чтобы не были справедливыми слова героини фильма:  «И вот тогда все вдруг очнутся, но будет уже слишком поздно».

Заметка написана с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

3 комментария:

  1. Удивительно, что сейчас, во время глобализации, когда все технологии служат для объединения, приходит глобальное непонимание...
    Наверняка, фильм хороший. Посмотрю.

    ОтветитьУдалить
  2. Развлечения так размягчают мозги, что , действительно, как бы не было поздно.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за анализ! очень заинтересовал фильм, не слышала о нем ничего до сих пор. Очень хочется посмотреть его и прикоснуться к истории Бена.

    ОтветитьУдалить